Возлюбленный, ты ждешь меня, и терпению твоему нет предела.
Куда бы не вели меня ноги, они ведут меня только к Тебе,
И куда бы не стремилось мое сердце, оно стремится только к Тебе,
И пусть я сбиваюсь с пути к Тебе, но Ты ждешь меня, и терпению твоему нет предела.
Аминь

АГИОГРАФИЯ

Каби́р



(Сант Кабир Сахиб;  1440, Бенарес, Пенджаб — 1518, Индия) — средневековый индийский поэт-мистик, выдающийся реформатор движения бхакти, классик литературы хинди.

В прогрессивных кругах Индии Кабира признают как поэта-реформатора, открытого врага брахманизма и кастовых различий, института неприкасаемых и всех форм социальной дискриминации, как певца индо-мусульманского единства.

Духовная поэзия Кабира давала эстетическое приобщение человека к миру божественному, духовно поднимала человека средневековой Индии, заставляло его задуматься над смыслом бытия, своего места и назначения на земле. Кабировская поэзия вобрала в себя гуманистические идеи философии веданты, демократическую идеологию традиций сиддхов и натхов и идеи мистической любви суфизма.

Мысль о том, что любовь «повсеместно растворилась», особенно дорога Кабиру: Любовь и Правда не в святых местах — они всюду, Любовь и Правда; и прежде всего — в повседневных делах человека. Особое место в творчестве Кабира занимает лирическая символика любви, связанная с разлукой — «вираха». Концепция разлуки, в основе которой лежит идея страстного желания соединиться с Божественной Душой, нашла яркое отражение в традиции бхактов и суфиев. Кабир, как и поэты суфии, подчёркивает единство разлуки и любви, их неразделимость, стремление одного раствориться в другом. И в этом проявляется общность концепции любви Кабира и суфийской лирики. Квинтэссенцию стихов и жизни Кабира, как и Руми, составляет идея любви к Богу, любви равной и всеобъемлющей. Святой поэт учил, что человек не раб божий, а друг; не раб, склоняющийся перед ним, а любящий, который видит в нём свою опору. По взглядам и Руми, и Кабира, истинная вера заключается не в строгом соблюдении религиозных обрядов и предписаний, а в очищении сердца. «Кааба, — учил Руми, — находится не в Мекке, а в собственном сердце». Вера в единство человечества и ценность служения Единому Богу, находящемуся в сердце каждого человека, является основой подвижнической жизни поэта.

Кабир мечтал о справедливом обществе, в котором блаженство обретает только тот, кто не гонится за мирской славой, считает других равными себе и неуклонно следует своему долгу. Бог должен находиться в сердце человека, чтобы сердце могло через любовь к Богу проникнуться любовью к людям.
Истинная вера заключается не в формальном соблюдении религиозных обрядов и предписаний, а в «очищении сердца».


Мятежные речи поэта восстановили против него брахманов, мулл, дервишей, лжесвятых. По наущению богословов разных толков, Кабир неоднократно подвергался гонениям. Но, не смотря ни на что, прожил долгую жизнь, оставив нам бесценный дар своего творчества, которое актуально и в наши дни.

Согласно индуистской традиции, Кабир был сыном вдовы брахмана, которая, чтобы скрыть позор, бросили его на берегу Ганги, где его нашли ткач-мусульманин Ниру и его жена Нима. Они-то и взяли к себе на воспитание мальчика - будущего известного поэта.

Мусульманская традиция сообщает, как один брахман привел к Рамананде (индийский философ и проповедник 1400-1470гг.) свою дочь-вдову, и Рамананд, несмотря на ее вдовство, предрек ей рождение сына. Вскоре у брахманки родился прекрасный мальчик, и она, боясь позора, отнесла младенца на берег озера Лахар Талиб (на окраине Бенареса) и оставила его там. Проходившие мимо Нима и Ниру взяли подкидыша на воспитание. Чтобы наречь ребенка, они пригласили кадия (мусульманского богослова). Кади открыл Коран и нашел там сразу четыре имени: Кабир, Акбар, Кибра и Кибулия, все они означают "великий" и служат только для прославления величия Господа. Кади казалось невероятным назвать сына бедняков - ткачей таким возвышенным именем. Он стал перелистовать Откровение в поисках иного имени, но, увы, везде он читал: Кабир, Акбар, Кибра и Кибулия. Ниру, приемный отец ребенка, был очень смущен, но мальчик утешил родителя, сказав, что происходит не от грешной плоти, а от света божественного.


Разумеется, такой человек, как Кабир, не мог спокойно жить и проповедовать. Он бы обречен на преследования властителей и клевету завистников. Однажды к султану Сикандару Лоди явилась толпа врагов Кабира - мусульман и хинду. Они шли средь бела дня с пылающими факелами и кричали, что все царство пребывает во мраке из-за гнусной проповеди Кабира, который не уважает ни одной из религий и сам полагает себя Брахманом и Великим Учителем. Разгневанный султан призвал Кабира, но тот не спешил предстать пред ним, заявляя, что для него Государь - один лишь Рама.

Когда, наконец, поэт был доставлен во дворец, Сикандар Лоди спросил его: "Отчего не боишься ты моего гнева, почему не пришел по первому зову?" - "Я смотрел чудный спектакль", - отвечал ему Кабир. "И что же ты видел?" "Я видел часть мира сквозь игольное ушко, через которое прошли тысячи верблюдов и слонов". "Ты лжешь!" - воскликнул разгневанный султан. "Знаешь ли, Владыка, - отвечал Кабир, - как велико расстояние меж землей и раем? Знаешь ли, ты, о Шах, сколько живых существ разгуливают по этим просторам? И меж тем все они отражаются в глазах Верного. Разве не похож глаз святого на игольное ушко?" Сикандар Лоди, сраженный мудростью поэта, отпустил его с миром.

Однако шейх Такки, придворный султана, был раздосадован успехами Кабира при дворе и не переставал оговаривать поэта перед своим властителем. Он утверждал, что бенаресский проповедник сеет смуту и искушает как хинду, так и мусульман, и, полагая себя воплощением Божества, впадает в оскорбительную для Аллаха ересь. Особенное недовольство окружающих вызывало то, что Кабир не желает жить ни как хинду, ни как мусульманин, но утверждает, что Бог обитает в каждом сердце. Мало того, он, бедняк, человек презренной касты, называет себя Кабир - Великий, хотя так приличествует называть только Бога или падишаха.

Сикандар Лоди снова призвал к себе поэта-ткача и спросил его: "Каково твое настоящее имя, работник?" Кабир ответил: "Имя мое - Великий, имя мое - во всех трех мирах, вода, воздух и времена года - все это Я. Я - создатель Вселенной". Султан растерялся. Такого ему еще не доводилось слышать. И, чтобы впредь более никому не повадно было воображать себя создателем Вселенной, он приказал заковать Кабира в цепи, привязать на шею камень и утопить в Ганге, что и было исполнено. Возликовали враги Кабира, когда он исчез под водой. Но через мгновение люди на берегу увидели Кабира, сидящим на оленьей шкуре и плывущим против течения. 


Далее его пытались сжечь. Кабира посадили в железную клетку и разожгли костер. Но пламя не достигало святого, и он ежился от прохлады. "Он колдун, чародей и маг" - кричали завистники. Султан испугался и велел, связав по рукам и ногам бросить его под ноги разъяренному слону. Слон, однако, даже не приблизился к Кабиру. Взбешенный султан сам уселся на слона и двинулся на поэта. Однако Кабир, сколь ни плачевно было его положение, не испугался, а слон, приблизившись к пророку, встал не колени. Тогда уж и Сикандер Лоди, испугавшись, пал ниц пред Кабиром и разрешил поэту расправиться с его врагами по собственному усмотрению. Но, дабы подобное не повторялось впредь, властитель изгнал поэта из Бенареса, приговаривая: "Так будет спокойнее".

Согласно традиции, Кабир жил 119 лет, 5 месяцев и 27 дней и ушел из жизни в 1518 г. в местечке Магхар, недалеко от Горакхпура. По приданию, все, умершие в Магхаре, обретают спасение. Когда Кабир почувствовал приближение смерти, он стал собираться в Магхар. Весь город был охвачен печалью, и люди просили святого не уходить из Бенареса. Однако Кабир ответил, что каждый должен умереть там, где ему должно, а тот, кто расстается с жизнью в Магхаре, будет жить вечно.

Ученик Кабира раджа Бир Сангха, узнав о том что, учитель идет в Магхар, собрал свое войско и пошел навстречу гуру. Правитель Магхара, мусульманин Биджли Хан, тоже с нетерпением ожидал прихода Кабира.

Святой пришел в Магхар в сопровождении тысяч своих последователей и учеников, рыдающих и посыпавших голову пеплом. Кабир поселился в маленькой хижине на берегу реки Ами. Войдя в нее, он приказал принести ему два покрывала и цветы лотоса, велел закрыть за ним дверь и оставить его в покое. Однако вскоре вломился раджа Бир Сангха и стал умолять уважаемого учителя дать разрешение после его смерти совершить обряд по всем законам индуистской религии, т. е. предать тело огню. Но тут же явился мусульманский наваб Биджли Хан и возопил: "Похоронить учителя по индийскому обряду! Лучше все мои войны полягут костями на этой земле! Я похороню учителя, как заповедовал пророк Мухаммад". Кабир воскликнул: "Будьте осторожны! Не обсуждайте между собой этот вопрос и не беритесь за оружие!"

Ученики, пристыженые, удалились. Когда, спустя некоторое времы, люди вошли в хижину, они не обнаружили тела Кабира. На смертном одре лежали лишь два покрывала с разбросанными на них цветами. Индусы взяли одно покрывало с цветами и предали его кремации, а пепел по сей день сохраняется в Бенаресе. Второе же покрывало мусульмане заронили в Магхаре. Впоследствии там были выстроены два белоснежных надгробия: одно индусское, другое - мусульманское.    

Изречения Кабира:

Мир боится смерти, а я радуюсь ей. Ведь только в смерти обретешь истинное блаженство.

Каждый умирает, но никто не знает, как умирать. Умри так, чтобы тебе не пришлось умирать снова.

Ни один лжец не может выдержать испытания на пробном камне Рамы. Лишь тот выдержит испытание, кто живет, словно мертвый.

Не возносись, глядя на свое красивое тело. Ты скоро расстанешься с ним, как змея со старой кожей.

Не возносись, глядя на свой высокий дом. Скоро будешь лежать в земле, а сверху вырастет трава.


Если сжигаю фальшивый дом, то спасаю дом истинный, если сохраняю фальшивый дом, то теряю дом , истинный. Я увидел удивительное - тот, кто умер при жизни, победил смерть.

Весь мир погружен в сон, только одному святому не спится, Потому что он понимает, что смерть стоит у изголовья, словно жених у ворот невесты.



***
Ночь прошла.
Неужто и день завершится мукой?
Отраженья цветов над цветами...
Журчащие звуки...
Одиноко стоящий журавль...
И во всем - ощущенье разлуки,
Ощущенье,
Что жизнь покидает тело воочью,
Как вода покидает сосуд
Из глины непрочной.
И не знаю, смогу ль воскресить
Надежду на встречу,
И дрожу при мысли,
Что близится, близится вечер,
А Любимого нет...
Воронье отовсюду слетелось,
И невольно страшит
Эта их внезапная смелость.
Ночь прошла. Неужто же
Ждать только новой ночи?
Отражения... звуки... шаги...
Мир пуст и непрочен.
 

***
Проснись, душа, и оглянись:
Ты - в чуждом мире... Рваться ввысь,
Не осознав, что Бог - Любовь,
Что ты слепа, коль вновь и вновь
Спешишь припасть к стезе земной?
О, нет! Тебе, тебе самой,
Воззвав к Любимому, взлететь
К высотам, где не властна смерть.
Но вновь и вновь взывай, зови
Свою Любовь - и зов любви
Сомнет преграды вязкой тьмы,
Откроет, пусть на краткий миг,
Тот мир, где Бог - твоя Любовь,
Где мир не властен над тобой.
Поверь Кабиру - поспеши:
Мгновенье - вечность для души.
Немеркнущий алмаз Любви
Утерян: всюду хлам и сор...
И где бы кто ни норовил
Найти его - в ущельях гор,
Среди камней, в кипенье рек, -
Сходились запад и восток,
Сливались день, и год, и век,
Алмаза не нашел никто.
И лишь Кабир, сей раб Небес,
В смиренье отыскал его
И, бережно прижав к себе,
Возжег в душе Святой Огонь.
 
***
Бедный мой ум,
Ты не знаешь дома своей Любви,
Хотя и вернешься потом туда,
Откуда себя явил.
Скажи дружище,
В чем смысл мирской суеты?
Кому эту ношу жизни
Несешь, надрываясь, ты?
Разве не видишь, что там,
На другом берегу,
Ждет тебя Любовь?

***
Кто может помочь мне
Встретить мою Любовь?
Душа изболелась,
Душа вопрошает:
Вечна ли эта боль?
Все стрелы ее,
Где стрела - любое из слов,
Вонзаются в сердце,
Круша все надежды вновь,
Любовь же жива,
И зову я: "Любовь... О Любовь!"
Нужна ли мне жизнь,
В которой угаснет Твой Свет?
Кто может ответить,
И нужен ли сердцу ответ?

***

Страшусь не безумья,
Не хвори телесной,
Не муки, в которой сгорю, -
Страшусь не увидеть Тебя,
Это я - я, Кабир, говорю.
Узнав, что не встречу Того,
Кого я зову,
И дня, и мгновения более
Не проживу.

***


Нет средь живущих ныне никого,
Кто мне ответить может,
Где Тот, Кто сердцу моему
Всего дороже,
Ради Кого смиренно откажусь
От имени, от этой жизни всуе...
Купаться в грязном омуте страстей,
О чуде грезя, - это ль не безумье?
Жить в похоти, судьбу свою гневить,
В пороках утопая,
И ждать Любви? О, разве ты не глуп!
Мертвее нет надежды, чем слепая...
Я говорю, Кабир, - ты не любил,
Коль тешил только плоть,
Забыв, что падший лист в пыли
Не воскресит Господь.

***
Я так долго ждал и (о счастье!)
Тот, Кому я отдал сердце, - со мной.
Он пришел. Мир пылает страстью
Тишины неземной, внеземной.
Боже мой! Восторг - как рыданье!
Все сияет в сиянье Его:
Дом мой, сердце мое, мирозданье...
Все - Любовь,
в Ней - бессмертный Огонь.
И в Огне том душа приумножит
Самоцветы незримых миров.
Я - в объятьях Любви - и (о Боже!)
Мне не счесть Ее чистых даров.
 
***
Птица-Лебедь, давай улетим
В те миры, где Любовь царит:
Там сияньем Неба родник
Всех пришедших к нему целит.
Там незримый дождь золотой
Лепит формы бесплотных тел,
Там в неслышной музыке сфер
Светел каждый миг, в высоте
Застывая полной луной,
Длясь и множась в себе самом.
Там на всех пространствах -
Сквозь них! -
Много дивных солнц зажжено,
Зажигается вновь и вновь...
Там - царит Любовь!

***
О душа!
Тебе мир твоей Любви
До сих пор неведом,
Хотя ты - оттуда пришла
И обратный путь заповедан.
Так скажи:
Зачем все тяготы днесь,
Если жизнь - ожидание вести,
Ожидание зова Любви?
Мир тебе, как своей невесте,
И другой стороной открыт,
Иным измереньем,
Ты же медлишь
В зыбком своем челне
На гребне теченья,
Словно ищешь удара волны,
А не светлый миг озаренья.
Берегись!
Можешь все потерять,
Путь подвергнув сомненью:
Не с Любимым встретишься
В Мире Любви,
А лишь с собственной тенью.

***

 
О, можно ль разорвать связующую нить,
Что нас с Тобой, Господь, соединяет?
Как лотос льнет к воде,
чтоб тишины испить,
Так я, Твой раб, к Тебе...
Уста пылают,
Глаза прикованы к Твоим стопам,
А легкий вздох кружит ночною птицей.
Ты - мой, о Господи, и не отдам
Я это счастье: пусть оно продлится,
Как длилось испокон, как длится днесь!
Не мне, Кабиру, от Любви таиться:
В Ее (в Твоем!) луче, сейчас и здесь, -
Любви моей
восторженная птица.

***
Взгляни на этот мир цветущий:
Душа моя, что в нем блуждает,
В восторге не от райских кущей, -
От их Творца. Он - созидает!
Он - и Любовь, и воплощенье
Любви в любом цветке и сердце.
Он - все, что жаждет восхищенья,
Он - все, что не подвластно смерти.
Его прекрасный лик незримый -
На всем, и все - непостижимо.
Чем победить
в борьбе с судьбою?
Я говорю, Кабир: любовью!
 
 


 

  Яндекс.Метрика G Analytics
разработка сайта веб студия