Возлюбленный, ты ждешь меня, и терпению твоему нет предела.
Куда бы не вели меня ноги, они ведут меня только к Тебе,
И куда бы не стремилось мое сердце, оно стремится только к Тебе,
И пусть я сбиваюсь с пути к Тебе, но Ты ждешь меня, и терпению твоему нет предела.
Аминь

Беседы с Алифэ Ханум

НОСИТЕЛЬ ТАИНСТВЕННОЙ ДУХОВНОСТИ.

 



Ибн Сина, его книга «Указания и наставления», потрясли не только Восток, но и Европу. Последние загадочные, до сих пор необъяснимые труды… Любимая книга средневековой Европы. И в XXI веке по ней изучают метафизику на Востоке.
Книга состоит из двух частей: Логики и Метафизики. В Метафизике условно можно выделить три раздела: физика, метафизика и…СУФИЗМ (или Мистика). Причем Авиценна поставил суфизм после метафизики, изучающий самые общие законы бытия, в том числе – бытие Бога, чем подчеркнул гуманистическую позицию, ибо суфизм давший учение о ЕДИНСТВЕ Бога и человека, поставлен Ибн Синой рядом с учением о бытии Бога, даже выше, - на восходящей линии: физика, метафизика, суфизм.
Но, как рассматривает Авиценна суфизм? До него была только одна точка зрения на это явление – богослов, когда ревизировали, в какой степени суфизм соответствует ортодоксальному исламу? Ибн Сино же рассмотрел суфизм с… ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНЫХ позиций!!! Такого еще никто до него, ни после него не делал.
В этой книге еще есть второе чудо: естественно-научное объяснение таинств. Ведь суфизм не отделим от экстаза – феноменального психофизического состояния человека, как не отделим от других феноменальных способностей: суфии лечат словом и прикосновением; внушают людям те или иные поступки; знают внезапные видения Истины, откровения (во сне и наяву), многодневное воздержания от пищи, при котором суфии не теряют сил…
Все то объяснено Авиценной с точки зрения науки.
В одной из глав этой книги, в разделе «О степенях мистиков» Ибн Сино говорит «Человек, отказывающийся от наслаждений и этого мира, - аскет т.е. суфий. Усердствующий в молитвах, посте – «служитель». Человек же, окунающийся в размышления о священности божественной силы и постепенно стремящийся к озарению светом истины сокровенного таинства, - «мистик» (ариф) – термин введен Ибн Синой. Таким образом, суфий Авиценны – ариф мало похож на классического суфия. Почему?
Мне кажется, Ибн Сино, рассматривающий каждое явление философски, т.е. в движении, дал здесь образ суфия не таким, каким он уже сложился, а таким – каким он будет в ходе непрерывного своего развития, он как бы предугадал то резкое качественное изменение суфизма, которое оформится через сотни лет после него и найдет идеальное выражении в поэзии гениального философа – суфия Джалал ад-Дина Руми в 13 веке.
Можно отметить и о степенях мистиков. Степени движения к новому качеству, во-первых – необходимо приучать себя к правде во всем во имя достижения дружбы с Истиной. Тогда она, как только мистик (ариф) задумается над какой-либо проблемой, даст ему свой свет. Этот этап вступления арифа «на путь божественной святости». Во-вторых – ариф должен быть совершенно бескорыстным в своей дружбе с Истиной, стремясь к полному слиянию с Ней, при том для испытания этой дружбы арифу будут выпадать тяжкие испытания, после чего наступит глубокая радость от продвижения к Истине и всегда будет подпадать под Ее «благословенное причастие».
Каково психо-физическое состояние арифа на пути к Истине?
Ариф больше не участвует в грязных делах мира, потому что одержимость плюс духовная чистота заостряет его сосредоточенность, рождается умиротворенность души. При этом он приходит и обретает три ценности:
- Освобождается от инерции мышления, чувств и становится искренним.
- Сила мышления и воображения всецело подчинено высоким, чистым мыслям.
- Пройдя «море мук» достигает высокой степени изящности мысли и чистоты любви.
В результате приобретенного покой души становится постоянным. Редкие минуты озарения превращаются в яркую звезду, всегда стоящую над арифом, где бы он не находился. Тело и земная жизнь арифа превращается в силки на ногах (вспомните птиц). Ариф душой летает, а телом на земле, т.е. находится одновременно в разных местах
(помните сказку о Стране счастья?) - это полет сосредоточенности.

 

В эти МГНОВЕНИЯ Истина и ариф СЛИВАЮТСЯ. Отрешившись полностью от себя, своего Я, сольется с Истиной, но такое возможно только в том случае, когда душа всецело очистится, разовьется и за ней придет ангел Смерти. Все то, что сделал ариф во имя Истины, достигая ЕЕ вершины целиком, сольется с бессмертным гением человечества, огромным его духовным богатством, накопленным всеми предыдущими поколениями. И разве красота его не ослепляет? Разве не об этой Красоте – как конечной цели Путешествия, - трактует Великий учитель Ибн Сино в первом своем хамаданском «Хайй ибн Якзан»? «Когда кто-нибудь из тех, кто обступает ковер этой красоты, вознамерится лицезреть Ее, - опустит изумленный взор долу, и взор тот вернется с унижением…»
Альберт Эйнштейн, на смертном одре сказал: «Я так мало узнал…»
Исаак Ньютон умирая сказал: «Я – словно мальчик, который нашел на берегу Океана один маленький белый камушек – Истину и возрадовался… А сколько таких камушков на бесконечном его дне?..»
Глава посвященная мистикам в «Указания и наставления», нами воспринимается как глубоко чуждое, даже в какой-то степени религиозное, но если перевести язык Абу Али ибн Сино на современный, тем самым снимем покров его времени, то выявим то что все эти работы – гимн бессмертию человеческой мысли, слияние духовной работы каждого с духовным богатством всего человечества, символ которой – Красота в «Хаййе ибн Якзане», великий царь – в «Птицах». Кто выдержит ослепительный свет этой Красоты? Лучшие из лучших опускают перед нею глаза…
Ученые на протяжении многих лет ломают голову над расшифровкой поэтической символики Ибн Сино с использованием суфийской терминологии – для народа. Зная философию Авиценны и по аналогии подводя под эти символы те или иные его философские понятия: журчащий ручеек, - например, - логика, беззвездное небо – сфера первого Разума, искорки света – первые элементы материи получают разные трактовки символов, яростно спорят между собой то, как же народу в этой символике разобраться? А вот обращение к читателям в трактате «Птицы» - «Братья по Истине, которые интуитивно созерцают Истину…», - разве это обращение к народу?
Посмотрим, что же здесь главное в трактатах? Единение человека с Богом (т.е. с Истиной). За подобные мысли Халладж в 922 г. был четырежды убит (за 58 лет до рождения Ибн Сино).
Суфий Шибли сказал в XI веке (время жизни Ибн Сино): Между мной и Халладжем нет разницы! Однако меня сочли за сумасшедшего, и я спасся. Халладжа погубила его незамаскированность…»
«Умные среди сумасшедших» - стало знаменем суфизма. Многие рукописи уничтожены. Осталась только поэзия… Зашифрованная суфийская поэзия.
За год до смерти в «КОНЕЦ и ЗАВЕЩАНИЕ» Ибн Сино писал:
«О, брат! Воистину я взбил для тебя в этих «Указаниях» сливки истины и вложил в твои уста яства мудрости в изысканнейших выражениях. Оберегай книгу от людей невежественных, пошлых и тех, кто не наделен пламенным разумом, не обладает опытом и навыками в философии тех, кто склонен к шумливости, юродствующих, лжефилософов и остального сброда.
А если увидишь кого в чистоте помыслов, добродетельности, способности к воздержанию от окружающих соблазнов, искренним и правдивым в обращении своем к истине, то дай ему постепенно и по частям все, что он попросит. При этом будь внимателен ко всему, чему ты его станешь учить.
Заклинай его Аллахом и верой не нарушить данный обет и вести себя в будущем с другими так, как ты вел себя с ним. Но если ты опорочишь эту науку и погубишь ее, - знай, Бог – высший судья, будет между нами, между тобой и мной».
А когда Авиценне действительно надо было передать НАРОДУ свои знания, он делал это просто, стихами, без символов. В четырех строках, н-р, изложил свою философскую теорию посмертного «слияния разумной человеческой души с Первой истиной» (Деятельным разумом).
Каждый образ и каждый исчезнувший след
В усыпальницу Времени лягут на тысячи лет.
И на круги свои наши годы, когда возвратятся,
Сохраненное бережно явит всевышний на свет…


На главную страницу

 

  Яндекс.Метрика G Analytics
разработка сайта веб студия